Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Леди макбет мценского уезда повесть

ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ ОЧЕРК-ТРАГЕДИЯ «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА» The genre of syncretic story in the works by Leskov: an essay-tragedy «Lady Macbeth of Mzensk» Текст научной статьи по специальности « Литература. Устное народное творчество» Коды ГРНТИ: 17 — Литература. Устное народное творчество ВАК РФ: 10. СИНКРЕТИЗМЖАНРН. ЛЕСКОВ«ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА»ОЧЕРКТРАГЕДИЯФОЛЬКЛОРИЗММИФОПОЭТИКАЭПОСДРАМАN. LESKOV«LADY MACBETH OF MZENSK»SYNCRETISMGENREESSAYTRAGEDYFOLKLORISMMYTHOPOETICSEPICDRAMA Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Поздина Ирина Васильевна Для создания оригинального экстатического характера повести « Леди Макбет Мценского уезда» Лесков синтезирует элементы различных художественных систем: сентиментализма, романтизма в рамках реалистического повествования; фольклорные и литературные традиции. Развитие сюжета и финал повести выстраиваются по законам драматического действия. Лескова демонстрирует готовность безоглядно и экстатично, то есть в проявлении крайней степени избыточности, предаваться страстям, склонность к внезапным импульсивным решениям, острым реакциям, броскому выражению чувств, что присуще героям драмы в гораздо большей степени, чем героям эпоса. Таким образом, в повествовании сталкиваются « очерк» и « трагедия», порождающие «драматически острое ощущение бытия». Жанровый синкретизм носит амбивалентный характер, цель которого леди макбет мценского уезда повесть страсти и выражение ее осуждения. To create an original ecstatic character Leskov synthesizes the elements of different леди макбет мценского уезда повесть systems: sentimentalism, romanticism, realistic narration; folklore and literary traditions. The development of the plot and the final of the story are drawn up according to the laws of dramatic action. The heroine of Thus, in the story the «sketch» and «tragedy» meet each other and generate «dramatically acute sense of being». Genre syncretism is ambivalent, the purpose of which is the description of passion and the censure of it. Научная статья леди макбет мценского уезда повесть специальности " Литература. Устное народное творчество" из научного журнала "Уральский филологический вестник. Серия: Русская классика: динамика художественных систем", Поздина Ирина Васильевна Похожие темы научных работ Першина Марина Андреевна Черемисина Ксения Андреевна Баранова Наталья Сергеевна Похожие темы научных работ по литературе, литературоведению и устному народному творчествуавтор научной работы — Поздина Ирина Васильевна Першина Марина Андреевна Черемисина Ксения Андреевна Баранова Наталья Сергеевна Алешина Михеева Инна Николаевна Текст научной работы на тему "ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ ОЧЕРК-ТРАГЕДИЯ «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА»". Научная статья по специальности "Литература. ПОЗДИНА Челябинский государственный педагогический университет, г. Челябинск, Россия УДК 821. ОЧЕРК-ТРАГЕДИЯ «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА» Аннотация. Для создания оригинального экстатического характера повести «Леди Макбет Мценского уезда» Лесков синтезирует элементы различных художественных систем: сентиментализма, романтизма в рамках реалистического повествования; фольклорные и литературные традиции. Развитие сюжета леди макбет мценского уезда повесть финал повести выстраиваются по законам драматического действия. Лескова демонстрирует готовность безоглядно и экстатично, то есть в проявлении крайней степени избыточности, предаваться страстям, склонность к внезапным импульсивным решениям, острым реакциям, броскому выражению чувств, что присуще героям драмы в гораздо большей степени, чем героям эпоса. Таким образом, в повествовании сталкиваются «очерк» и «трагедия», порождающие «драматически острое ощущение бытия». Жанровый синкретизм носит амбивалентный характер, цель которого -описание страсти и выражение ее осуждения. Ключевые слова: синкретизм, жанр, Лесков, «Леди Макбет Мценского уезда», очерк, трагедия, фольклоризм, мифопоэтика, эпос, драма. Лесков прибегал к «снятию» границы между рассказом, очерком и повестью, придавая многим своим произведениям сложные жанровые конструкции. В заголовке и подзаголовке анализируемой повести происходит сращение художественной традиции и документального жанра - очерка. Жанровая сложность объясняется не только известной приверженностью писателя житейскому факту. Проблематика «Леди Макбет Мценского уезда» находится в одном ряду с публицистикой начала 1860-х годов. Лесков активно участвовал в известной полемике 1860-х годов, посвятил проблеме женской эмансипации целый ряд статей, где высказывался о возможности свободы и равноправия женщины с мужчиной только через осознанную и добровольную вовлечённость в трудовую деятельность. А вот «минутные впечатления», освобождение через разврат, леди макбет мценского уезда повесть мнению писателя, ведёт к падению нравов и к разнузданности. Поговорка «первая песенка зарумянившись поётся» и её вариант - «первую песенку зардевшись спеть» - внесены в статью «Русские женщины и эмансипация» и взяты эпиграфом к «очерку», что тоже Русская классика: динамика художественный систем свидетельствует о близкой проблематике публицистической статьи и художественного произведения. Спустя три года после публицистических статей Лесков снова обращается к проблеме эмансипации, но теперь уже решает ее в сфере собственно художественной. Таким образом, в рамках представлений о женщине в литературе 1860-х годов XIX века «очерк» «Леди Макбет Мценского уезда» может быть рассмотрен и как полемически заострённый вариант ответа на предложенную Чернышевским модель решения семейных конфликтов, и как иллюстрация трагических последствий отсутствия леди макбет мценского уезда повесть современной женщины представлений о границах дозволенного. И, наконец, как ответ в ещё более острой полемике своего времени «о русском человеке», о возможностях в недрах русской жизни истоков настоящей драмы. В данном случае «очерк» акцентирует проблематику использует аналитические возможности документального жанра. Реальные жизненные факты осмысливаются писателем в публицистике, с ее открытой подачей факта, авторской идеи, социальной проблемы. Лескова эти факты художественно исследуются леди макбет мценского уезда повесть «продолжение» или «вариация» проблемы, но уже возможностями художественной формы. В отличие от «Овцебыка», где факт входит в художественную систему через подлинную «мемуар-ность» повествования, вследствие чего имеет место установка на достоверность, в «очерке» «Леди Макбет Мценского уезда» создается «иллюзия документальности»: сама художественная форма «играет» очерковостью. Встречаясь с повествовательной рамой в заголовке «Леди Макбет Мценского уезда», читатель сразу входит в ассоциативный фон произведения. Шекспировская реминисценция содержит отсылку к жанру трагедии, а «очерк», с его упрямым тяготением к факту, разворачивается в топонимическое предание о когда-то произошедших страшных событиях. Лесков использует прием введения в жанр. Мотив молвы: «с чьего-то легкого слова» стали звать ее «леди Макбет Мценского уезда» леди макбет мценского уезда повесть прошлое с настоящим и переводит восприятие текста в «иллюзию» действительно имевшего место события. Но у «иллюзии» есть и другая сторона, дающая оценку произошедшего события и соизмеряющая его с трагедией - тот «душевный трепет», сила и психологическая леди макбет мценского уезда повесть которого отражена в перифразе: «Леди Мак- Русская классика: динамика художественный систем бет». Упоминание «Макбета» сразу вызывает у читателя определенные ассоциации, возникает емкий мирообраз, воплощающий лесковское леди макбет мценского уезда повесть о народной драме: «Иной раз в наших местах задаются такие характеры, что как бы много лет ни прошло со встречи с ними, о некоторых из них никогда не вспомнишь без душевного трепета. Текст повести не только обращен к прошедшему, к «преданию», он демонстрирует процесс «сложения предания», поддерживаемый личной и творческой активностью писателя. Перед читателем разворачивается история купеческой жены Катерины Львовны Измайловой, возведённая в ранг предания. Основанием для данной жанровой характеристики служит наличие в периодической печати г. Неожиданная встреча в формуле заголовка «кондовой» России и Шекспира оборачивается своей многозначительностью. С самого начала «очерка» «Леди Макбет Мценского уезда» в местах намеченных жанровых пересечений, или из «пограничности» смыслов, начинает твориться качественно новый характер, проживающий в своей жизни истинную трагедию. Перед читателем разворачивается русская драма. Лесковская героиня, осознавшая личную свободу через вспыхнувшую страсть, проходит свой крестный путь в условиях провинциальной действительности, художественный анализ которой предлагает Лев Аннинский, комментируя сюжет повести «Леди Макбет Мценского уезда», утверждает, что ни в какую «типологию характеров» лесковскую четырехкратную убийцу ради любви не уложишь. То есть два традиционно положительных характера русской литературы того времени. Душат человека ради страсти. Эти слова Аннинского полемически заостряют трактовку лесковской героини, но в них улавливается амбивалентный характер оценки героев: с одной стороны, герои Лескова признаны «традиционно положительными» «героями» Русская классика: динамика художественных систем народного «любовного романа», а с другой - выражено осуждение. В этой связи подчеркнем, что жизнь представлялась писателю сложной, запутанной, парадоксальной, не поддающейся упрощенному, однозначному осмыслению и оценке. Итак, начало повести отмечено противоположными и даже взаимоисключающими тенденциями на уровне жанровых взаимодействий: происходит разрушение границ между фактом и вымыслом, а «высокая» трагедия должна произойти в прозаической российской леди макбет мценского уезда повесть. В трактовке характера доминирует амбивалентность, формирующая жизненное пространство героев и всю художественную систему повести. Повествование не сразу разворачивается к трагедии, а начинается с банальной леди макбет мценского уезда повесть любви скучающей купчихи и приказчика. Перерабатывая фольклорный материал, Лесков кон-таминирует драматическое и комическое, добиваясь этого не только фольклорной стилизацией, но и литературными средствами и приемами. Характер страсти Катерины Измайловой соединяет в себе «сердечную слабость» и «необыкновенную силу». Изображение «сердечной слабости» предстает в повествовании в духе сентиментальной традиции, в то время как «сила» потребует романтических, даже демонических «пульсаций» художественной системы. Обратимся к анализу текста повести. В основе любви Катерины Львовны, как и любой другой русской женщины, лежит чувственное начало, до поры сдерживаемое «мертвящей скукой» и «купеческим этикетом». Во время первого, неожиданного леди макбет мценского уезда повесть Катерины свидания «опытный девичур» обрушивает на неё поток «чувственной речи». Эротический характер его речам придают мотивы одиночества, грусти-тоски, мотив сердца, особенно созвучный сентиментальной эстетике: леди макбет мценского уезда повесть. Обращённость к чувственности, открытость намерений, комплиментарные восклицания, ключевое слово «сердце» характерны для лубочнофольклорной фразеологии соблазнителя и одновременно являют Русская классика: динамика художественный систем приметы сентиментализма. Катерина испытывает чувство «неописуемого» страха от неведомого ей до сих пор нового чувства. Перед ней добрый молодец из ее фольклорных девичьих мечтаний: «. Однако «живость» натуры героини Лескова проявляется при первой же возможности. Лескова стремится восстановить нарушенное равновесие между собственными потребностями натуры и внешним миром. Именно «жизнь сердца» определяет для неё гармонию мироздания. Сцена свидания в саду, кульминационная в плане выражения чувственных порывов героини, представлена в духе простонародной эстетики понимания любви: «- А ты сох по мне, Сережа? Расскажи мне про это. Разве можно про это изъяснить, как сохнешь? Это ведь, говорят, чувствуют. Молчание Сергея, его сухие ответы Катерина не замечает, наполненная восторгом от этих признаний, она слышит свою внутреннюю мелодию, откликающуюся в образе сада: «Посмотри, Серёжа, рай-то, рай-то какой! Чувства героини обнажены беспредельно. Фольклорноидиллическая картина, разговоры о чувствах, ласки под цветущими деревьями, признания, восторги, душевные излучения героини переданы в пейзажно-психологической параллели: сиянии лунного блеска, позолотившего весь сад. Сад хранит тепло - сердечное тепло Катерины Львовны. Мотив тепла связан с душевными переживания- Русская классика: динамика художественный систем ми сердечного влечения, желанием духовной близости, более глубоких, доверительных отношений. Отмечая различия в проявлениях сентиментального элемента, подчеркнем: если в сентиментализме естественность натуры трактуется как потребность добродетельного поведения, то в лесковском тексте сентиментальная тональность выполняет иную стилистическую функцию. Сентиментальностью окрашена лубочнофольклорная фразеология соблазнителя: речь Сергея изобилует восклицаниями, риторическими вопросами, громкими признаниями, стремится вызвать сочувствие к своему положению, апеллируя к чувственности, обнажая свою ревность. Центральным предметом речи соблазнителя становится сердце: «. Присутствие в реалистическом повествовании элементов другой эстетической системы - сентиментализма - проявляет склонность натуры главной героини к обнаженной чувственности, неспособности либо нежелания угадать иные интересы ее любовника. Ложно -сентиментальная чувствительность речей Сергея становится «ключом» к сердцу Катерины Львовны. Ни молва о его предыдущих любовных похождениях, о его непостоянстве, ни его «сухость» во время свидания в саду Катерину Львовну не настораживают. Она погружена в новый для нее мир чувственно-телесных переживаний. Ее рефлексия связана только с тем, что может нарушить внутреннее идиллическое бытие. В центре ее мира - «ее Сережечка» и тот новый чувственно-телесный мир, который он персонифицирует: «. Концентрация чувственности, чрезвычайной преданности до саморастворения в любимом человеке, полное отсутствие здравости в поступках, рабство своего чувства, не ведающего никаких моральных преград, - это и есть, по мысли Он влюбил ее в себя до того, что меры преданности ему не было никакой. Она обезумела от своего счастья. Центральный монолог Катерины, в сцене в саду под цветущими яблонями, по силе страсти и откровенности признаний созвучен лю- Русская классика: динамика художественный систем бовной романсовой лирике. Песня-романс возникает и существует на стыке двух поэтик: фольклорной и литературной; целевая установка жанра - представить драматическую сторону человеческого бытия, выразить душевные, часто трагические переживания. Этот жанр характеризуется лиризмом, воссоздает интимные переживания людей, обладает определенными тематико-жанровыми особенностями. Для романсов характерно соединение природных картин и острых переживаний, любовных томлений и мотива измены. Исход может быть горьким, может сопровождаться мотивом смерти. В роковой круг смерти могут быть вовлечены мужья, дети, соперницы, сами герои. Все эти детали мы находим и в тексте Сцена в саду наполнена чувственным лиризмом и страстью, в ней звучат мотивы обольщения измены. В повести в круг смерти вовлекается свекор, муж, невинное дитя, соперница и, наконец, сама героиня. В указанном далее монологе Катерина в лирическом раздумье пророчит и дальнейший ход развития событий: «. Как подвид жанра любовный романс может переходить в леди макбет мценского уезда повесть - балладный, при особых условиях. Особенность лесковского текста еще и в том, что перед нами остросюжетная история о роковых обстоятельствах, и в центре этой истории человек особой трагической судьбы. Опять мы сталкиваемся с ситуацией, когда развитие действия «любовного романа» в леди макбет мценского уезда повесть В анализируемом нами тексте Лескова происходит переход от жанрового подвида любовного романса к жанровому подвиду балладного романса. Дальнейшее развитие действия будет направлено по руслу балладного романса - что будет определено и острым выражением чувств, и сопутствующими им подробностями истории, в том числе и криминальной, и свершившимся трагическим исходом. И все-таки творцы баллад знали предел, дальше которого идти нельзя. Лескова устраняет этот предел уже обозначенным нами эпическим мотивом разнузданной силы, восходящий к былинам о Василии Буслаеве. Подчеркнем, что сцена в саду - один из важнейших эпизодов в Русская классика: динамика художественный систем развитии действия и в прояснении природы характера главной героини. В этой сцене использован прием ретардации, являющийся структурным признаком эпического повествования, замедление действия на пике развития чувства. Это кульминация в сюжете «любовного романа», переломный момент, после которого действие совершает поворот к трагедии, и начинают проявляться иные грани природы характера Катерины Львовны. Нарастающий мотив «силы», который заявит о себе в сцене убийства мужа, потребует иной художественной структуры, с иными законами развития действия, - драматической. На фоне избранной Лесковым хроникальности повествования анализируемая повесть выделяется неуклонным нарастанием напряжения в развитии единого сквозного действия. В эпическом произведении, как правило, отсутствует сквозное напряжение и, следовательно, единая кульминация», являющаяся структурным признаком драматического вида. Заметная «остросюжетность», основанная на криминальных происшествиях, неразрывно связана с её значительной драматизацией. Композиционно повесть состоит из небольших глав, каждая из которых имеет свое сценическое завершение: сцена соблазнения Катерины, сцена в саду, сцена убийства мужа, сцена удушения ребенка, сцена разоблачения, сцены на каторге и, наконец, финальная сцена. Первое действие драмы происходит в ограниченном сценическом пространстве дома Измайловых, метафорой которого может служить «рай» как чувственно-душевное состояние Катерины. Второе действие драмы произойдет на каторге, но тоже в ограниченном пространстве хронотопа, метафорой которого служит «ад» леди макбет мценского уезда повесть наказание за разгул чувственности. Леди макбет мценского уезда повесть сцены нарочито театрализованы. Внезапная перемена в Катерине Измайловой обезоруживает её мужа, бывалого купца, который в момент убийства практически не защищается. Демонстрация разгульности делает сцену убийства Зиновия Борисовича особенно театральной. Чтобы спровоцировать мужа на столкновение, Катерина Львовна разыгрывает целое представление: в нужный момент выводит на сцену Сергея, демонстративно целует-милует его. Её дерзость и смелость эпатажны, выражения броски и хлёстки. Сергей тряхнул кудрями и смело присел около хозяйки. Глянь- Русская классика: динамика художественный систем ко, глянь, мой ясмен сокол, каково прекрасно! Вторым кульминационным центром в повести, разбивающим повествование на «до» и «после», сюжетообразующим и открывающим качественно иную сторону любви Катерины Львовны, становится убийство ребенка. Финальная сцена - представляется кульминационной точкой торжества разгула демонической стихии. Демоническое одерживает власть над реальностью. Реальность становится воплощением ада: пронизывающий холод, гул волн, разгул стихии. Телесное сексуальное неистовство приравнено к неистовству преисподней, демонических сил как внешних, так и внутренних, в самой сущности героини. Катерина Львовна в финальном акте трагедии, в мистериальном действе воссоединяется с естественным леди макбет мценского уезда повесть неё миром стихийных демонических сил. Мотив библейского проклятия звучит в реве разбушевавшейся стихии. Реалистическая картина каторжного пути усугублена личной любовной трагедией Катерины Львовны. В последнем акте трагедии фарс бывшего любовника Катерины Львовны звучит как напоминание о содеянном, их преступлениях, греховности их любви. Застывший взгляд Катерины Львовны, двигающиеся губы - несомненные симптомы её невыносимой боли, гиперболизированного страдания и одиночества, пограничного состояния катастрофы. Кризисное психологическое состояние передается посредством зрительного и слухового планов восприятия: «Голова ее горела как в огне; зрачки глаз. Но этот «кажущийся» внешний диалог говорит о том, что каждый из героев этой трагедии несет в себе свою драму. И каждый из них произносит монолог, но монолог специфический - леди макбет мценского уезда повесть «пороге» смерти. «Порог смерти» в тексте Кто не хочет вслушиваться в эти слова, кого мысль о смерти и в этом печальном положении не льстит, а пугает, тому надо стараться заглушить эти воющие голоса чем-нибудь еще более безобразным. Это прекрасно понимает простой человек: он спускает тогда на волю всю свою звериную простоту, начинает глупить, издеваться над собою, над людьми, над чувством. Мотивы Страшного Суда обостряют онтологическую проблематику, доводят ее до «пределов». Действительно, все убийства совершаются ею как «ритуал жертвоприношения» на алтарь «любовного влечения» «проклятия леди макбет мценского уезда повесть : мгновенно устраняется все, что стоит на пути, даже ценой собственной жизни. А потому финальная сцена - не самоубийство, а очередное убийство в еще большей степени ритуальное: героиня совершает обряд инициации, окончательного перехода в потусторонний мир, что и завершает поворот сюжета к катастрофе. Эпическое повествование обнаруживает событие «завершения», присущее драме. Единство действия состоит в движении к неминуемой катастрофе. «Избыточность» заявлена в первых строках «очерка», а вся история Катерины Измайловой - предпосылки к катастрофе - обусловливает ее свершение и демонстрирует вытекающие последствия. Слагающаяся на глазах читателя легенда создает иллюзию события в настоящем, а поэтому финал очерка, как и развитие действия, выстраивается по законам драмы. Реакция на завершающее событие у героя и «зрителя» читателяа в тексте леди макбет мценского уезда повесть есть зрители, «живые свидетели» события, реакция которых засвидетельствована рассказчиком-повествователем - «все окаменели», происходит одновременно. Таким образом, героиня Лескова демонстрирует готовность безоглядно и экстатично, то есть в проявлении крайней степени избыточности, предаваться страстям, склонность к внезапным импульсивным решениям, острым реакциям, броскому выражению чувств -что присуще героям драмы гораздо больше, чем героям эпоса. Катерина Измайлова обнаруживает природную леди макбет мценского уезда повесть творческого созидания «любовного влечения», готовность сложить к ногам любимого весь леди макбет мценского уезда повесть. Любовь осознается ею как способ самоутверждения личности, вдруг ощутившей внутреннюю свободу, полную раскрепощенность личного чувства, «ренессансное» переживание любви. По силе страсти и осознания свободы, отсутствию сдерживающих начал героиня Лескова близка героям Достоевского. Сближает этих писателей и художественная характеристика времени начала второй половины XIX века: понимание свободы как порыва и разгула страстей и леди макбет мценского уезда повесть как художественного объекта, способного выразить общее состояние эпохи. Как и у героев Достоевского, свободная страсть раскрепощенного человека Лескова по своей природе двойственна, амбивалентна. С одной стороны, это непосредственная Русская классика: динамика художественный систем потребность жертвовать себя другому, потребность самоотдачи, растворения в любимом. С другой стороны, это страшная деформация картины мира и сознания, сублимирующего леди макбет мценского уезда повесть в преступлениях. Как и Достоевского, Лескова интересует не развитие чувства, а леди макбет мценского уезда повесть полярных начал: страшные преступления усиливают страсть Катерины Измайловой. Лескова несет в себе потенциал романтической личности: торжество раскрепощенности и невыносимую боль и страдания, слитые в экстатических пульсациях натуры. В ассоциативном фоне произведения звучит тема изначальной греховности человека, проклятия, искупления кровью, тема утраченного рая. В образе Катерины Львовны воплощена романтическая идея присутствия леди макбет мценского уезда повесть в земном мире, она сама обладает способностью перехода границы земного и демонического. В эстетике романтизма душа человека не принадлежит ему одному, служит игралищем таинственных сил. Но если в романтизме есть осознание чуждости этих сил человеку, то у Олицетворение абсолютного зла, не объяснимого ни с точки зрения проявления воли личности, ни с точки зрения безразличного к морали порядка вещей, привлекало внимание романтиков. Катерина Львовна предстает как эманация первичного хаоса и царства теней и являет собой данный архаический тип, амбивалентный по своей природе, носитель зла и сам леди макбет мценского уезда повесть жертва. Она совершает целый ряд преступлений в атмосфере демонического хаоса. Ее безвозвратное отчуждение от мира не дает надежды на возрождение. Мнение многих исследователей жанра трагедии сходится в том, что в основе ее леди макбет мценского уезда повесть лежит архетип жертвы. Лескова не просто пессимистическая «чрезмерность» образа, а в своей гибельной «чрезмерности» явлена трагическая картина мира. В своих воспоминаниях Мне становилось временами невыносимо жутко, волос поднимался дыбом, я застывал при малейшем шорохе, который производил сам движением ноги или поворотом шеи. Это были тяжёлые минуты, которых мне не забыть никогда. Несомненно, речь идёт о раскрепощенной до своих крайних Русская классика: динамика художественный систем пределов женской сексуальности, разрушающей мир и саму природу человека. В этом предупреждение писателя современному обществу и выражение ностальгии по идеальным естественным состояниям человека, утверждение высоконравственного идеала женщины в эпоху эмансипации, нигилистического падения нравов. Таким образом, «народная» легенда о злодейке-купчихе Измайловой разрастается в повествование о живом человеке. Так достигается художественный эффект многогранности проявления человеческой натуры. Ужасаясь открытой им страшной демонической природе сексуальных вожделений, которые способны пробудить леди макбет мценского уезда повесть человеке леди макбет мценского уезда повесть инстинкты, писатель стремится к поиску гармонии. Живой, в высшей степени оригинальный и противоречивый эстетический образ, воплощающий экстатический тип, леди макбет мценского уезда повесть на границе пересечения различных модусов художественности, воплощающих авторскую концепцию человека. Так в повествовании Лескова сходятся «очерк» и «трагедия», порождающие драматически острое ощущение бытия, которое обеспечивает уникальность художественной формы. Жанровая специфика проявляется не только в синкретизме различных жанровых образований, но, прежде всего, в амбивалентном характере этого синкретизма, а, следовательно, и самой художественной системы, леди макбет мценского уезда повесть на описание страсти и выражения ее осуждения. Три еретика: повести о «Леди Макбет» по ментовке бродит? О доме, где жили прототипы «Леди Макбет Мценского уезда» в г. Мценске, о точности версии. О доме на ул. Ленина бывшая Старо-Московская в г. Мценске, принадлежавшем купцу Иноземцеву; по версии, здесь происходили события, описанные Лесковым в «Леди Макбет Мценского уезда». Чувственность и преступление в «Леди Макбет Мценского уезда» Собрание народных песен Киреевского : в 2 т. Жанровая специфика прозы Лескова 1860-х годов: монография. Челябинск : Изд-во Челябинск. Русския народным картинки : в 2 т. Специфика жанровой структуры повестей Лескова 1860-1890-х годов: дис. В краю шекспировских страстей мифореставрация повести Достоевский и русский реализм. Свердловск : Изд-во Урал. Душа и миф: шесть архетипов. Киев : Порт-Рояль ; Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий. Поздина Ирина Васильевна ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ Серия: Русская классика: динамика художественных систем. Поздина Ирина Васильевна "ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ ОЧЕРК-ТРАГЕДИЯ «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА»" Уральский филологический вестник. Серия: Русская классика: динамика художественных систем 2014. Поздина Ирина Васильевна 2014. ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ Леди макбет мценского уезда повесть «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА». Серия: Русская классика: динамика художественных систем. }} Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий. Поздина Ирина Васильевна ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ Серия: Русская классика: динамика художественных систем. Поздина Ирина Васильевна "ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ ОЧЕРК-ТРАГЕДИЯ «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА»" Уральский филологический вестник. Серия: Русская классика: динамика художественных систем 2014. Леди макбет мценского уезда повесть Ирина Васильевна 2014. ЖАНР СИНКРЕТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ ОЧЕРК-ТРАГЕДИЯ «ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА».



copyright © powerlifting56.ru